Skip to content
Россия в глобальной работе по климатической повестке

15 ноября 2021 года состоялась встреча Российской стратегической группы Европейского совета по международным отношениям (ECFR). В сессии, посвящённой сотрудничеству России и ЕС в области климатических вызовов, принял участие профессор МГИМО, ведущий научный сотрудник Центра устойчивого развития, председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс, а также директор Европейской энергетической программы ECFR Сюзи Денисон и ведущий сотрудник Германского института международных отношений и проблем безопасности Сабина Фишер.

И. Юргенс рассказал о месте климатической повестки в текущей деятельности российской власти, о том, какие меры предпринимаются сейчас на этом направлении. Итоги саммита в Глазго он охарактеризовал как не вполне однозначные: заключен целый ряд соглашений — о восстановлении лесов, о сворачивании угольной энергетики, об увеличении вклада развитых стран в адаптацию развивающихся к вызовам глобального потепления и проч. — но конкретики в текстах документов пока недостаточно, и очевидно, что при достигнутом на нынешний момент уровне солидарности невозможно достижение тех амбициозных целей, которые уже поставило перед собой человечество. В совместной декларации США и Китая, с одной стороны, обнадеживает та серьезность, с которой мировые лидеры наконец посчитали нужным отнестись к климатическим угрозам; с другой — настораживает сам дух двуполярности, совершенно неприемлемый при решении данных проблем.

Россия, возможно, ещё не вполне включилась в глобальную работу по обеспечению зелёного перехода, но прогресс тут очевиден. Есть целый ряд вопросов, принципиально важных для «озеленения» отечественной экономики:  признание экологичности атомной энергетики (в чем у нас становится всё больше союзников и на Западе), необходимость учёта не только выбросов, но и их поглощения, как критерия национального участия в борьбе с глобальным потеплением, формирование справедливой международной системы учёта углеродного следа, прозрачного глобального рынка, как общности равноправных региональных и национальных систем и т. д. Всё это проблемы, ожидающие решений на глобальном уровне.

Прозвучал вопрос, способна ли Россия пойти на те или иные политические уступки для снятия санкций, затрудняющих зелёное финансирование и передачу технологий, которые необходимы для развития экономики климатического перехода. Санкционную политику осуществляет Запад — в ответ на те или иные внутри- и внешнеполитические действия Москвы, — заметил И. Юргенс. Кроме того, в успехе национальной климатической политики равно заинтересованы как сама страна, так и весь остальной мир; в этом специфика всех стоящих сейчас перед нами целей устойчивого развития. Потому будет и логичней, и эффективней, если именно Запад четко определит те рамки и условия, в которых он способен гарантировать ослабление санкционного давления для подъёма российской зелёной экономики. Перспективы для диалога тут, безусловно, имеются.